На просторах Америки

документальная повесть хроника (от Янка ПарсюкевичÔ) 

 

Первые американцы появились уже в аэропорту. Большие, вкусно чавкающие люди, громко и слёзно прощались с остающимися в туманном альбионе близкими. Но их было не много, и они явно отставали в активности от разряженых в гавайские шорты островитян, готовившихся к высадке в тёплом США. В самолёте нас поджидала бригада американских стюардов и стюардесс компании Континентал (всех возможных расс и цветов кожи). Они улыбались нам, как мать младенцу. Впрочем, кто в самолёте хозяин они показали сразу, вылив одной даме на голову кока-колу со льдом. Потом пошло еще веселее. Скажем, мне и моей соседке принесли кофе, но забыли сахар. Мы попросили сахару (дурная привычка белорусов и англичан пить чай с сахаром). Стюардесса-индийка с жменей пакетиков в руке потянулась ко мне над моей соседкой. Вторая стюардесса (англичанка в тяжелой весовой категории) сзади толкнула нашу индиянку, и та выронила нераспечатанные пакетики в кружку с кофе моей соседке. Индийская стюардесса начала лихорадочно, но безуспешно, вылавлить пакетики пальцами прямо из кружки с горячим кофе... Ошпарившись и обильно облизав ожоги на пальцах, она спросила: "а не заменить ли вам кофе?"...

Обед в самолёте проходил напряженно - все заказы были перепутаны. Перед тем, как выдать вино, спрашивали АйДи. Громко ругались вегетарианцы - их попотчевали большими кусками мяса. Бабушка, заказавшая рыбу, требовала таки именно рыбу, а не свиную отбивную...

Самолёт "чуть-чуть" опаздал в Кливленд, что, как оказалось в дальнейшем, дорого обошлось многим пассажирам. Уже немного нервная толпа вывалила  в отстойник.  И тут оказалось - американцы на лево в пять окошек, все остальные направо в одно. Этих остальных оказалось как раз в пять больше...

Китайцев заставили писать автобиографию, даже англичане должны были четко по-военному изложить цель и план поездки. Сами понимаете, это почти неразрешимая задача для инстинктивно-существующих островитян... Стих смех... Очередь из 200 человек двигалась со скоростью 1 человек в 2-3 минуты. Многие смекнули, что намеченная в билетах пересадка на другой самолет сегодня не возможна и стали резервировать отель по мобильному телефону. Паника и недовольство нерасторопными американцами нарастало. Раздались гневные крики бриттов в стиле "Когда же у вас закончится этот сонный час?". Мне повезло, что я попал в начало очереди. Через час я прошёл. По пути я заполнил 4 провоцирующего содержания формы, рассказал о строении ДНК и про что это у меня на конференции будут доклады. У многих искали сырое мясо, но я сообщил, что никогда такого рода продукты с собой не вожу, мне поверили, и я выскочил в аэропорт.  

Кливлендский аэропорт построен на подобии крытой беговой дорожки для марафонцев. Он узок, низок, но расстояния в длину потрясают - когда я там оказался, то понял, что 20 минут до самолёта мне не хватит даже для того, чтобы узнать, где же он (самолет) собственно находится. В этом аэропорту нет системы табло и вся информация передается устно - в виде неразборчивых селекторных объявлений с жующим акцентом. По аэропорту в агонии метались, ругаясь на всех языках мира опаздывавшие на самолёты иностранцы. Я стал спрашивать абсолютно всех, где же мой самолёт. Один уборщик знал это и направил меня. Я пробежал около километра по коридорам, хватал уборщиков и требовал корректировки движения. Для человека с надорванными накануне связками на ноге это был абсолютный рекорд. Ровно через 19 минут, взмыленный, и сбив на ходу десяток жующих америкосов, ругаясь матом на всех известных и неизвестных мне языках, я чудом очутился на нужном мне перроне. Закрывали дверь в мой самолёт... Я вбежал, дверь закрыли и мы сразу начали взлетать... ***Добавляю после печальных событий в Нью-Йорке. Меня почти не проверяли на внутренних линиях в США. Будь у меня хоть танк с собой, я бы прошел с ним в самолет...***

В Чикаго нас сразу выпустили в город, и я облегченно вздохнул. Но не тут-то было. Оказалось в аэропорту О-хара нет работающих кэш-машин, а банки закрываются в 17-00. Это вам не лоднонские аэропорты. Около часа я бился в розысках кэша. В конце концов в одном из терминалов нашел полуразбитый кэш-аппарат, научился кэшить и получил зелёные. Рядом плакала девушка из Швеции - причитала: "Он (кэш-аппарат) выдал квитанцию о снятии со счёта 600 долларов, а денег ей не выдал". Я сказал девушке что-то теплое "по-шведски" и стал по-быстрее уматывать из этого невесёлого места...

Используя полученный в Кливленде опыт я быстро узнал где автостанция. Вскоре, шикарный,  бессмысленно огромный (как многое американское), хорошо кондиционируемый автобус мчал меня в Милуоки. Кстати на автостанции в Чикаго тоже нет никаких обозначений или табло - помогает только личный контакт и написанные каким-то доброжелателем от руки с грамматическими ошибками расписания автобусов.

По дороге в Милуоки нас застал торнадо... Оказалось они там случаются постоянно. Автобус съехал к автозаправочной станции и водитель закрепил его цепью - типа якоря - к бетонному столбу - как он заметил, чтобы не улететь. Торнадо прошел прямо по нашему автобусу и раскачал его хорошеньеко. Волна дождя с комьями грязи била в окна с дьявольской силой. Через полчаса всё закончилось и мы продолжили путь. Воскресший я вышел в 20.00 на централ-бас-стэйшн в миллионном Милуоки. Радость однако прошла быстро...

На автовокзале не было ни людей, ни расписаний, ни стоянки такси - вообще никаких атрибутов европейской цивилизации - только ободранные бездарно разрисованные стены и наглухо задраенные облезлые окошки кассиров (явно функционирующие не тогда, когда я появился в этом месте). Кругом грязь и разруха (как не странно, но это в Америке встречается в большинстве мест). Много разбитых телефонных аппаратов. Нахожу и один уцелевший. Но он работает на мелочи... Что же делать? Об этом задумавался Чернышевский, а не мэрия Милуоки. Я вышел на улицу и закурил. Темнеет. Светит полумесяцем луна. Ни одной живой души! Настоящая американская романтика. Автостанция окружена хайвэями - они даже сверху. Гудят тысячи машин. "В город пробраться будет сложно" - подумал я. Минут через двадцать я увидел пару - они входили на автостанцию. Это оказались англичане, живущие в США. Они прониклись моим положением и вызвали мне с мобильника такси. Таксист-индиец "покатал" меня, не знающего города иностранца, по ночному Милуоки (что, конечно, типично для всех таксистов мира). В результате до дома моего друга вместо известной мне суммы 10 долларов, я заплатил 25. Зато я узнал, как зовут многочисленных детей таксиста, и еще о том, как быстро растет их индо-пакистанская община.

На следующий день мы с моим другом собрались на осмотр Чикаго. После некоторой невротрепки на автовокзале мы таки уселись в сильно пахнущий туалетом автобус. В автобусе загнил туалет. Поистине - за комфорт надо платить. Мы заплатили атрофированным обонянием. Американцы немного повозмущались, однако не прервали приёма пищи, нисмотря ни на какие запахи.

Чикаго оказался сонным и малолюдным. Жарким. Это даже не Турция или Италия - похлеще. Город стоит на параллели Испании, но климат континентальный. Типа нашей южной Сибири летом. Небоскрёбы, чаще вырастающие из кучи мусора, порой окруженные великолепными садами и золотом, никак не вязались с размеренностью уличного чикагского бытия. Мы покатались на кораблике по Мичигану (огромное пресное озеро-море), экскурсовод похвастался самым высоким домом в США - 1400 фитов. Дом действительно высокий, но эстетического удовольствия от него столько же как от созерцания большой рельсы или столба.

В Чикаго идёт стройка в целях улучшения его центра и бульдозер можно встретить везде. Скажем внезапно быстро съезжающим по вымощеной мрамором лестнице в сквере. Рабочий в грязной спецодежде и в каске - характерный элемент городского пейзажа. На скамейках для массовости сидят пластиковые Вашингтоны, Алькапоне и другие известные личности. В Чикаго в центре в принципе нечем себя занять, кроме посещения пары музеев и прогулки по набережной.

Но оказалось, в Чикаго надо знать места! Устав от бродвея, мы совершили "экскурсию" в русский квартал. В Чикаго 300 000 наших. Очень много евреев. Как только мы въехали в русскоговорящую часть города, нам сразу встретились рекламные транспоранты, перекинутые через улицу и гласящие "Завтра тут выступает академик Чумак", или "Скоро Поёт Ирина Аллегрова". На домах красовались надписи: Bakery "Грузинский Хлеб", Гастроном "Одуванчик", Аптека, Ресторан, Кулинария, Студия звукозаписи, "Стрижет русский парикмахер". Кругом мусор, огрызки, ездят машины, проржавевшие до дыр, русская речь, мат... В магазинах продавцы говорят по мобильному телефону с васей, обращая на тебя внимание только минут через 10. Чудно! Ищем злачное место. Оседаем в ресторане Тбилиси. После юкея цены ресторана поражают дешевизной. Например, тарелка пелеменей - 6 рублей (долларов США), вместо 8 (фунтов) в Лондоне, да и сама порция в 2 раза больше. Дорого только водка (хотя и это дешевле в 3 раза, чем в Лондоне). Качество отменное. Ну едим, пьём, наслаждаемся грузинской, потом Ленинград-музыкой. Рядом добирают кондицию пару местных братков. В какой-то момент мы их спрашаем - "а есть ли, братцы, тут русская мафия". На что они нам отвечают - "ну, а мы по-вашему кто". Быстро находим общие темы для разговора. Пьём вместе, братаемся. Один обнимает нас и клянется в дружбе... Оказалось ученых в русском квартале Чикаго уважают. Когда они узнали, сколько мы получаем, то один даже всплакнул, заметив, что у него меньше, чем 5 тысяч на еду в месяц никак не получается. Парадоксально, сами братки оказались с настоящими МГУшными кадидатскими по экономике. Они также поражали экспертными знаниями по философии и литературе. Напившись, они стали цитировать Цветаеву, вставляя в стихи мат, и критиковать Набокова.  Вдруг мы вспоминаем о том, что наш последний автобус на Милуоки уходит через 40 минут. Братки начинают организацию нашего дальнейшего вечера - уже букают ночлег. Но мы отказываемся (зря, как потом оказалось) и срываемся. Заказываем по телефону такси. Ждем. Его нет. Еще раз звоним. Оказывается не очень-то хотят таксисты ехать вечером в русский район. В конце концов за высокую цену, обговоренную заранее, один приезжает. Объясняем ему, что наш автобус через 10 минут. Он понимающе кивает головой и набирает километров 120 в час... Мы влетаем на автовокзал, находим наш автобус, трогаемся и засыпаем. Ночью просыпаемся - смотрим, а автобус едет совсем не в Милуоки. Оказывается он изменил маршрут и перекинул еще где-то в пригороде Чикаго тех, кто ехал в Милуоки, в другой автобус. Мы подходим ругаться к шоферу. Он ехидно заявляет, что он специально нас не разбудил - он мол ненавидит русских. Вот дурак! В отличие от него, мы оба молоды и сильны. Думаем его линчевать, но что-то нас от этого отвекает, автобус уезжает и мы оказываемся в городе Рокфоре. Пол-первого ночи, кругом ни души, темень. Ну чем не костромской беспредел... На автозаправке, где мы "десантировались", узнаем, что только утром появятся первые автобусы любого направления. В чем все же отличие запада от востока (от нас тобишь) так это в том, что прямо за углом мы находим хороший и дешевый отель. Ночуем.

Мораль - Будьте бдительны - американский транспорт - это не средство передвижения - это секретное оружие холодной войны.

Завтракаем в Мэдисоне, который оказался вблизи от Рокфора. Поражает перманентный рефиллинг кофе и чая - чисто американский фуд-аттракцион. Представляю как обычно радуются этому украинцы. Настроение поднимает поющая песни красивая официантка. Милая и натуральная. Атмосфера в ресторане и в городе домашняя. Провинциалы милы и дружелюбны. И как в такой среде мог развиться тот фашист, что ссадил нас в Рокфоре...?

Мне пришлось смотаться еще раз в Милуоки - забрать свои вещи - и потом опять вернуться в Мэдисон. Комичность ситуации была в том, что на автостанции я встретил много ученых, которые приехали на ту же конференцию, что и я. Тяжело было им объяснять, почему я уже в Мэдисоне, а мой багаж еще в Милуоки.

Приключения на конференции в Мэдисоне, куда я собственно и ехал, продолжились. Но оттенок нервозности спал. Я все воспринимал спокойно. Приятно радовали низкие цены и огромные порции в ресторанах. В Висконсине делают великолепное баварское пиво. Я его потом не встречал ни в одном из других Штатов. Жаль - а то американцы в норме пьют какую-то мочу. Мэдисон - оазис. Жизнь в этом студенческом городке, напоминающем Кембридж, возможна и без автомобиля. Всё устроено компактно, хотя супермаркеты все-же где-то загородом. Очень красиво - старинные 150-летние викторианские здания университета, кругом синие озера, леса, бурундуки с желудями за щеками, белки... Тепло, но не удушающе жарко, как в Чикаго. Студенты кутят, пьют, занимаются спортом, учатся.

В Мэдисоне я для себя сделал открытие, что американцы в принципе не знают, что такое чай или кофе. Они, как наши сельские жители, пьют компот или разболтанное в воде варенье - морс. Попытка же изготовить кофе приводит у них к плачевному результату - получается грязная вода. Весь чай на конференции был декафеинированный. Вместо сахара предлагался сахарин. К такому кофе и чаю подавали чесночные бублики, по консистенции напоминающие резину...

Я разрывался между тремя постерами нашей группы, но в целом доклад и всё остальное прошли удовлетворительно. Встретил опять старинную знакомую - профессоршу из Украины, легендарно-мемориальную Палладину. Она похвасталась, что написала несколько новых книг по истории (полагаю, что весьма посредственных с научной точки зрения), и как обычно, стала нахваливать Украину и рассказывать невежественные гадости про всех остальных; она зачем-то нехорошо зацепила белорусский народ... Я изменился за последние годы и выдал ей в ответ на всю катушку. Наш исторический диспут, вернее его вторую фазу, когда уже не вызывало сомнений, что побеждает молодость и факты, застала моя английская шефиня. Когда я отошел от задумавшейся над смыслом жизни Палладиной, и сказал шефине, что это была мирная дискуссия по истории края, она сказала: "Я испугалась. Думала вы подеретесь сейчас с этой мигающей бабушкой".

Организаторы конференции решили нас порадовать культурной программой - театром. Анклом Ваней в исполнении американской труппы лесного театра. Я приобрел билет и пошел культурно просвящаться. Лес. Горы. Долина. Тысячи столов со стульями. На них сидит тысяча американцев и ест гамбургеры и картошку. Потом, когда все поели, перешли в деревянный амфитеатр под открытым небом и началось представление. Чтобы не зажрали комары всех намазали антикомариным духом (спрэем). Оказалось Чехова не испортишь ничем, даже исполнением американской труппы. Мне в целом понравилось. Актеры по-настоящему старались и многие играли хорошо.

Конференция пошумела, принесла немалый доход местной пивной индустрии и закончилась. Я выдвинулся в Нью-Йорк. Готовый ко всему, я запасся мелочью, кэшем, телефонными карточками и терпением. Концептуально аэропорт в Нью-Джерси не отличается от чикагских и кливлендских - всё тоже полное отсутствие обозначений, информации, теже длинные тупиковые коридоры; всё как-будто спланировано прапорщиками. Но Нью-Джерси почище своих собратьев и более запутан. Город Нью-Йорк стоит на параллели Мадрида. Мой друг, который должен был меня встречать, задержался в пробках. Я решил попытать счастья с телефонными автоматами и дозвониться ему на мобильник - но не тут-то было. Эти устройства (телефонные аппараты в аэропорту) разработаны даже не прапорщиками, а сумасшедшими. Скажем, если вы хотите позвонить за мелочь на мобильный телефон, то должны сделать депозит в 4 доллара. Так как максимальная монета для этого автомата 25 центов, то вы должны (уже смешно) найти и закинуть в автомат немного немало, а 16 монет. Попробовав достичь этого, самый флегматик станет психом. Добавлю, что даже при случае успешного опускания необходимого количества монет автомат всё-равно не работает, а жалостливо бормочет, что он мол сбился со счета (ваших монет). Также он съедает при этом одну монету из шестнадцати (за работу). Настоящий, изощренно продуманный маразм! Бросив всякую надежду дозвониться из автомата, я вломился в контору какой-то авиакомпании, сказал, что я их клиент и летаю только их компанией уже десять лет, и мол за это дайте мне позвонить. Удивительно, но, они даже номер мне сами набрали - только останься доволен их компанией!

В августе в Нью-Йорке утомляющая жара. Автомобиль или квартира без кондиционера - верная гибель. Воздух расплавлен. Когда выходишь из аэропорта, то понимаешь, почему сюда везли рабов из Африки (другие просто не выживали).

Мои друзья живут в Олбани. Это пару-тройку часов от Нью-Йорка. Но! Указатели на дорогах, даже на самых главных, практически отсутствуют или врут. Мы заблудились уже через 20 минут... Попетляв, мы всеже нашли путь и добрались до места. Олбани - вымерший город. Людей на улицах нет. В центре видел троих. Город погибает из-за высоких налогов штата Нью-Йорк (столицой коего Олбани и является). Бизнес сворачивается и съезжает туда, где им заниматься выгодно (в центральные и южные штаты). Олбани существует на дотации преуспевшего соседа (г. Нью-Йорка).

Проехались на пароходике по Гудзону - по Куперовским местам. От этой сельской экскурсии веяло безграничным шовинизмом и фермерской самоуверенностью в собственном абсолютном превосходстве. Экскурсовод решительно обращался к туристам: "слева! Это не просто груда заплесневшего бетона, НЕТ, это - самый большой в 50-е годы элеватор страны. А вот справа! Это знаменитая в 70-е годы на весь штат нефтебаза. А вот, а вот! Остатки моста, которым целых 70 лет". Такой же в Олбани и музей - в общем-таки ни о чём, зато очень компьютеризированный - эвристики больше, чем в Милениум Доме. Жмешь кнопку и перед тобой "начинаются" сплошные голограммы. В музее широко представлена экспозиция о настоящих хозяевах этой земли - индейцах чироки, ирокезах и т.п.. К сожалению полностью вырезанных "мирными" английскими поселенцами. Что-то похожее в этом веке едва не реализовали немцы в Белоруссии, а то бы лет так через сто о нас напоминали тоже только пыльные стенды.

Центр Олбани отстроен еще голландцами - первыми поселенцами. Те то жили в мире с аборигенами, но потом пришли англичане и перерезали и тех и других. Старые голландские дома очень красивы и прошли нетронутыми через века. Это не английская архитектура. Но! Когда начался кризис и вымирание города, бизнессмены оставили и потом продали за бесценок именно центральные кварталы с замечательными голландскими домами. Туда, постепенно уничтожая и тесня оставшихся белых "въехали" чёрные. Надо отметить, что по такому сценарию развивались в последние 30 лет многие американские города. Это настоящая чума 20 века...

....Задраив наглухо все окна и двери и врубив повыше передачу, мы вкатились на джипе в "черный квартал" - ради моего просвещения об американских реалиях. Минут через десять я стал нервничать: "поворачивай... жить хочется... ". Увиденное надо бы было снимать на видеокамеру - хорошо показывать потом как ролик для отъезжающих в США на ПМЖ. Непередаваемая грязь... Голландские дома полуразрушены и разрисованы порно и ругательствами... Костры, палатки. Огромные грязные перекачанные, все в татуировках, полуголые негры живут тут своей жизнью - они безработные, пособия не хватает, плюс налёты и рэкет. Многие сидят, играя в карты и кости, на улицах, порой выставив стол прямо на проезжую часть. Кто-то спит на скамейке, кто-то играется пистолетом... Кто-то мочится тут-же под дом или того хуже... По-простому так... Сразу ощущаешь злобные взгляды - оценивают, как бы это остановить автомобиль и прикончить... Упаси боже жить в Америке, подумает каждый, побывав в таком местечке. А ведь это еще относительно "благополучный" из таких райончиков. Есть места в Чикаго и Нью-Йорке, где негры просто расстреливают с крыш любых белых, пересекших границу гетто... Один русский профессор поведал, что его русского друга, лектора университета, негры зарезали в Чикаго на пороге собственного дома на глазах у детей и жены... Убийц скоро поймали. Судья предложил для них пожизненное заключение. Но присяжные решили иначе, и неграм-убийцам дали только по два года.... Присяжные-американцы рассудили так - раз это не-граждане США зарезаны гражданами, то и законы другие... Таким образом, в Америке проблем достаточно, может даже не меньше, чем в бывшем СССР. Страну ждет их решение или гражданская война...

Выбрались с друзьями в горы - по индейским тропам. Именно, там когда-то хаживал Чингачгук Большой Змей. Горы окружены лесом, полны пещер, пересохших весенних рек и водопадов, а также американцев, употреблющих пищу.

Мы много играли в боулинг, поскольку эту игру очень любит мой друг, у которого я останавливался в Олбани. В боулинг-клубе запомнились два толстых мальчика-близнеца и их постоянно курящая мамаша-тренер. Мальчики были лет по десять, но уже в форме Лиги - игороков высокого уровня. Эти малыши-крепыши делали почти сплошной страйк. Нам просто было стыдно рядом, когда наш счет не превышал никогда 150, а у них меньше 220 никак не выходило.

Съездили в Вермонт на выставку импрессионистов. Импрессионисты были хороши. По дороге туда мы не заблудились ни разу. Мой друг распечатал на компьютере кратчайший путь к музею - получилось "всего" 14 поворотов. Я его спросил - а нельзя ли найти чуть-чуть более длинный путь, но зато без поворотов. Скажем взять карту и по ней посмотреть. Но он ответил, что это никак не возможно и, что он большой профессионал в подобных путешествиях и, что карта ему уже совсем не нужна. Оказалось, что указатели поворотов, хорошо работавшие по пути туда, абсолютно не соответствовали пути назад. Поехав назад в Олбани, мы заблудились сразу после первого поворота. Через 40 миль мы осознали, что Тут мы не ехали, карты у нас нет, а бензин на исходе. Романтика. Темнеет. Вермонт - почти безлюдный штат: на протяжении 40 миль мы не встретили населенных пунктов. Но вот удача - по пути хутор - небольшое поместье. Пытаемся разузнать у женщины дорогу и где заправка. Она оказвается русской! И всё нам объясняет по-русски. Вот представьте себе ситуацию. Вермонт, лес, горы, ни души - и первом же доме на много километров дикой природы живут наши. Мир тесен... Кстати оказалось, что от Олбани к Музею ведет прямая дорога без единого поворота, но длинее на пару миль.

В Нью-Йорк я выбрался перед отъездом - провел там день до моего ночного рейса. Честно говоря, сильно пожалел, что не поехал туда в предыдущие дни. Этот Город впечатляет. Его наверно можно назвать столицей современного мира. Новый Вавилон. Сотни небокребов (их там много много больше, чем в Чикаго, и они красивее). Миллионы рекламных объявлений, скрепленных в сооружения по несколько сот метров в высоту. Всё это очень яркое, красивое, светится, двигается, изменяется. Нависают колоссальные телевизоры размером с футбольное поле. Толпы людей. Рестораны. Магазины. Парки...

Я посетил главный музей страны - Метрополитен. Организовано там всё лучше, чем даже в Лувре. Видимо, даже американцы, могут иногда, когда хотят. Коллекция потрясает. Хотя и тут не обошлось без гамбургерной - она в центре музея и занимает квадратный километр. Невежественность американцев, тем не менее, дает себя знать даже в этом славном музее. Раздел современного искусства открывает картина Марка Шагала "Старый Витебск". На табличке написано - Mark Shagal, Vitсebsk, Russia. Видимо с географией у них плохо - всё с точностью плюс-минус страна. Такие же указатели на картинах Малевича и Кандинского... Кстати других "русских" художников в этом музее вообще нет, хотя в путеводителе с претензией написано, что мол экспозиция музея охватывает арт всех стран.

Я собирался купить в США видеокамеру, т.к. там все электрическое дешевле. Но мои друзья в США все говорили, что это невозможно найти дешево видеокамеру европейских стандартов кодирования и электричества. Однако, направду оказалось, что в Нью-Йорке прямо в центре расположено несколько сотен магазинов с очень дешевым аудио и видео любых стандартов. Там я, не долго выбирая, приобрел сносное устройство но цене ровно в два раза ниже, чем в юкее. Интересно, продавцы в магазине оказались нашими кавказцами, а владелец москвичом.

Путь назад. Нью-Арк Интэнэшнл. Очередь к таможенному контролю... Я, наученный Кливлендом, на месте уже за 2.5 часа до вылета. Паспорт в руке, в голове заготовленный внятный рассказ о моем пребывании в США. Еще издалека замечаю очень красивую серьёзную таможенницу-командира в униформе. Блондинка с чудными формами и огромными голубыми глазами. Любуюсь ею. Но вот очередь подходит и я вручаю ей свой загадочный, всегда вызывающий на лице таможенников напряжение, белорусский паспорт. Реакция девушки-таможенницы потрясает. Она взрывается радостным смехом и чуть ли не начинает меня целовывать. Она говорит "Привет", а меня Катей зовут. Оказывается, она из Минска, с заводского района. В Америке уже давно. Видимо людей с белорусскими паспортами в Лондон из Нью-Йорка летает не много. Очередь из америкосов растет и ждет (приятная месть), а мы болтаем полчаса. Катя нас сопровождает до самого самолета. Я гружусь в самолет. Взлетаем. Прощай немытая америка!...

web space | free hosting | Business WebSite Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting