Девушка пела в церковном хоре или несколько историй из жизни Михаила Ломоносова

 

Перед тем как начать писать эту историю я испытывал некоторые угрызения  совести. Я ведь собственно собирался рассказать об одном хорошем человеке, а обсуждать кого-то за глаза нехорошо, и я кстати вовсе не уверен, что все что я напишу понравилось бы самому Мише. Но дело ведь совсем не в нем, поэтому просто считайте что я пишу про некий собирательный образ советского ученого - иммигранта и этот собирательный образ не имеет никакого отношения к настоящему Михаилу Ломоносову, кандидату биологических наук, уроженцу Башкирской АССР, ныне живущему и работающему в г. Кембридже. И все таки, если вы получили этот рассказ по электронной почте, не "форвардьте" пожалуйста его вашим друзьям, а то вдруг попадет в Кембридж и Миша обидится.

И так с моей совестью покончено, приступаем собственно к повествованию. Если вы хотите узнать Англию, то поместите как нибудь в газете объявление "Рум ту лет" "Сдается комната". И самые разнообразные типажи, которыми столь богата Британия, сами косяком к вам пойдут. Аборигены обычно ходят по дому, всем громко восхищаются (лестница? - кул! стиральная машина? - кул! круто, мол), предпочитая при этом оставаться инкогнито, малейший вопрос типа а где вы работаете, часто вызывает сильное смущение, восточные люди же с порога протягивают вам руку, называются каким-нибудь совершенно незапоминаемым именем и за 15 минут  рассказывавают вам всю свою жизнь. И вот  как-то раз  в мой дом пришел парень, назвавшийся Мишей. Осмотрев комнату, он спросил меня,

-ко мне наверное подруженция приедет, можно она тоже здесь здесь жить будет.

Подумав, мы решили, что "подруженция" наверное здесь просто не поместится и через какое-то время Миша сказал, что не будет снимать у меня комнату, и кстати выяснилось, что фамилия у него Ломоносов.  Зато скоро Миша пришел уже с бутылкой водки. Выкушав его 0.7 мы принялись за мои запасы. Вообщем вечер удался. Воспоминания так и лезли с Миши. Да и мне самому вдруг после энного количества выпитого вдруг показалось что я вернулся домой, так органично этот человек переплетался с моими собственными воспоминаниями о студенческой юности. Растила Мишу одна мама. Родился он в Башкирии, рядом с какой-то большой химией, здоровый ребенок был большой редкостью в тех местах, продукты той самой большой химии стелились над самой землей и те, кто ниже взрослых пропитывались всякой гадостью. Когда у Миши начались какие-то проблемы с кровью мама взяла его в охапку и они переехали в подмосковный город Кашира, который Миша и считает своей родиной. Потом он поступил на биофак МГУ имени так сказать самого себя. Далее идут воспоминания, о том как в Кашире побили кубинца. "Представляешь, какое было развлечение для местных ребят, жизнь у них скучная, а тут кубинец приезжает, ну как ему морду не набить, они потом всю жизнь вспоминать будут".  Забирать диплом Миша не пошел, в это время в стране начался период большого бизнеса и он взялся торговать фруктами, но фрукты дело такое, если их вовремя не продашь, то они того. И однажды  коммерческая удача отвернулась от него, фрукты сгнили и как я понял из контекста Миша "попал на бабки".  С бизнесом было покончено раз и навсегда, он поступил в аспирантуру. Далее, как пел классик "лет май пипл гоу". Мишу отправили на полгода в Данию. Европа ошеломила его "Я то думал, что вот вырвался, вернусь, и никогда больше не попаду снова, деньги совсем не экономил, гулял ". Вернулся, защитился и начался 2-летний итальянский период его жизни. Как-то раз он видел документальный фильм. Однажды сквозь афганско-таджикскую границу просочилась группа и вырезала российскую заставу. С ними был корреспондент БиБиСи и все скурпулезно снимал. Миша говорит, сержант там был, очень умирать не хотел, просил его не убивать. Миша потом неделю сам не свой ходил, а итальянцы так ничего и не поняли. А еще как-то кто-то из мишиного начальства в Италию приезжал и остановился у него. Как водится выпили, там же присутсвовал приятель-итальянец. И вот Миша в каком-то споре имел неосторожность поддержать итальянца, начальник вспылил "ах ты, такой-сякой, да я тебя из под земли достану". Разумеется на утро начальник ничего не помнил. Зато итальянец через пару дней спросил у Миши

- Скажи, а этот твой знакомый он и меня достать из-под земли может?

- Он кого хочешь достанет - сказал Миша.

После этого итальянец испарился навсегда. Уж не знаю снится ли впечатлительному итальянскому парню русская мафия в лице Миши Ломоносова. 

Когда Миша жил в Италии, то он думал, что вернется в Москву, будет преподователем и так далее, а главное никогда и никуда больше уже не будет уезжать. И вот он вернулся в столицу нашей родигы с карманами, полными лир-долларов-марочек. Москва встретила его заведениями типа небызизвестной "Хангри Дак" и чаровницами, с предложениями "Разрешите вас похитить за небольшое вознаграждение".  А вот рабочего места не было. Через какое-то время Миша оказался уже в Кембридже, на этот раз с твердым убеждением, что здесь ему и жить. А жил он временно у коллеги-индианки по имени "Шуба". И в данный исторический момент искал себе комнату. Вскоре нашел

Однажды "подруженция" Соня все таки приехала. "А вы знаете, Шуба так огорчилась."  Соня бвла русской аспиранткой из Нью-Йорка, но подумывала перевестись в Кембридж. Как-то сидели и обсуждали дороговизну жизни в Англии и вообще. Нью-Йорк оказался не менее дорогим местом. Соня жаловалась на дороговизну жилья, но в конце заметила "А пить на какие деньги?" Это было сказано столь милым и женственным голоском, что не оставляло никаких сомнений, наш человек, и никакая Америка его не испортит. Но, увы переехать в Англию у нее не получилось и на мишином горизонте снова возникла Шуба, девушка из касты кшатриев-воинов.

Я был один в компании без велосипеда и когда мы возвращались с очередной попойки Миша вечно стремился подвезти меня на раме. Однажды подогретый баскским национальным ликером я согласился, разумеется грохнулись мы уже через 5 метров. И вот я лежал на спине, придавленный Мишей и велосипедом, и мог только как перевернутый таракан шевелить руками и ногами. Чужие английские звезды молча смотрели с неба. Откуда то тянуло пережареной рыбой и индийскими пряностями и так мне в этот момент стало ясно что Черри Хинтон Роуд, на которой мы завалились, это совсем не Вишневый переулок и никогда им не станет, сколько здесь не проживи. Но ладно, это было просто отступление. Время бежит и скоро настало время рождественских обедов. Миша пришел на наше отмечание прямо со своего лабороторного сабантуя, не забыв прихватить бумажные короны "царя иудейского", в которых полагается сидеть весь рождественский ужин. "Вот я думал мужики  обрадуются". Всем он роздал короны, но поняв что они выглядят как-то неуместно "Сидим, блин, как англичане" забрал их назад.

Между тем как-то незаметно Миша стал разбираться в индийском пантеоне и иногда с некоторым презрением в голосе говорить "А, это южный индус". Разумеется настоящие индусы, это арийцы из северной Индии, а еще лучше из Дели, откуда родом Шуба.

Еще одно пати. Миша пришел вместе с Шубой. Шуба сразу сказада, "да, я знаю мое имя звучит по-русски смешно" "можете говорить по-русски, обо мне не беспокойтесь". Как принято, каждый что-то принес, и это все начали дружно мешать. Ближе к окончанию взгляд у Шубы сделался несколько обеспокоенным. "Миш, может больше не надо, девушка волнуется", кто-то сказал. В это время  открыли чуть ли не единственную бутылку водки. Миша заметно оживился. Шуба как-то нервно начала попивать джин енд тоник прямо из бутылки. Рядом со столом тоже проходили интересные события. Базбек, находясь в состоянии сильного подпития почему -то перешел на английский "Иф ю тел ми, зет ю фром Москоу, ай тел ю фак ю". "Если ты говоришь что ты из Москвы, я говорю пошел ты..."Ай си, неожиданно подал голос из кресла японец Такеши. До того дремавший в кресле и совершенно разбитый мощью и силой руского пати, Такеши вдруг неожиданно очнулся. Ай си, что-то будет.  Базбек перешел на русский и тыкнул в Мишу пальцем "Вот ты например, ты ж башкир" "Это я, я то, башкир????". Они стояли друг против друга, в полуметре, почти нос к носу, как два бультерьера, готовые вцепиться друг другу в глотки. Оба коренастые, с широкими плечами и почти квадратными фигурами, оба  с плоскими лицами, только у одного глаза карие и узкие, у другого голубые и круглые, у одного темные волосы, у другого светлые. Но как -то обошлось. Народ остыл. На обратном пути Миша пытался сделать солнышко, но сила тяжести уже была не та, и когда Миша стоял на руках, его нижняя часть перетянула, в результате чего он упал. "Боже я буду звонить в скорую помощь" отреагировала Шуба, и начала у кого-то в шутку отбирать телефон.

А еще как-то к Мише приехала мама. Шуба на этот момент куда-то испарилась, видимо все таки мама хотела не такую экзотическую невестку. И вот как-то мы пришли к Мише в гости. В приглашении было написано. "Ничего брать с собой не надо! Все будет".  Хорошо посидели, заодно выяснилось, что мама все ждет внуков и считает очень несчастливым тот день, когда Миша увлекся биологией.

Но по непроверенным слухам мама уже согласна даже на "цыганят", Миша переезжает жить к Шубе и ему продлили контракт еще на год, вообщем у него все хорошо.  Я часто встречаю Мишу и Шубу на своей Моубрей Роуд. Миша катит велосипед и чего-то говорит Шубе. Тут они замечают меня и машут мне руками.

Девушка пела в церковном хоре.

А чего там дальше у Блока?

Чего-то про тех, кто счастье в далеком краю искал.

Чего-то про тех, кто уже никогда не вернется назад.

       

web space | free website | Business Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting